Новости


ВС расширил права кредиторов для борьбы с "дутыми" долгами

16.01.2018 18:13

Москва. 16 января. ИНТЕРФАКС - Верховный суд (ВС) РФ разрешил оспаривать легализацию задолженности граждан-банкротов в судах общей юрисдикции, даже если сомнения в реальности долга предъявляет изначально не вовлеченное в процесс лицо и позже обретения статуса конкурсного кредитора. Такой подход важен для решения проблем, когда реальных кредиторов, прежде всего банки, лишают контроля в банкротстве с помощью создания искусственной задолженности.

Эту позицию ВС РФ сформулировал после рассмотрения жалобы Сбербанка на отказ Амурского областного суда принять апелляцию кредитной организации на судебное решение о признании долга индивидуального предпринимателя Ольги Шеболтас перед Александром Науменко. В Благовещенском горсуде она признала долг, и 1 декабря 2015 года требования А.Науменко на сумму 27,3 млн руб. были удовлетворены. 27 мая 2016 года О.Шеболтас признали банкротом.

По данным аналитической системы "СПАРК-Интерфакс", до середины 2014 года О.Шеболтас владела 25% акций ОАО "Карьер". Примерно такой же пакет акций (24,99%) примерно в то же время перешел к А.Науменко.

Сбербанк, которому О.Шеболтас задолжала 38,6 млн рублей, усомнился в реальности сделки с А.Науменко и, уже будучи конкурсным кредитором, попытался оспорить решение суда первой инстанции. В апелляции банк указал, что суд не выяснил обстоятельства исполнения обязательств по договору займа, но в феврале 2017 года суд ему отказал.

ДУТЫЕ ДОЛГИ

Создание лже-долга - очень распространенная проблема, отмечают эксперты. Зачастую должник заблаговременно начинает готовиться к предстоящему делу о банкротстве, создает искусственную задолженность перед формально несвязанными с ним лицами, после чего они становятся контролирующими кредиторами, рассказал "Интерфаксу" старший юрист адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Евгений Гурченко. При этом часто судебные акты о взыскании выносятся без изучения всего круга возможных доказательств, когда ответчики не возражают против иска или возражают формально, поясняет партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн" Антон Бабенко.

Реальные же кредиторы не всегда имеют возможность вступить в процесс и потребовать изучения всех обстоятельств дела. Так произошло и в случае Сбербанка. Облсуд оставил его жалобу без рассмотрения по существу.

Апелляционная инстанция исходила из того, что факт признания А.Науменко кредитором О.Шеболтас не свидетельствует о нарушении прав банка, несмотря на уменьшение доли его требований в общем объеме задолженности (к моменту проведения первого собрания кредиторов в августе 2016 года общая сумма требований составляла 74,3 млн рублей, а доля Сбербанка - 50,2%, к февралю 2016 года учтенный долг вырос до 80,1 млн руб., а доля банка опустилась ниже 50% - ИФ). "Спорные правоотношения возникли между сторонами договора, участником которых банк не был, и на момент рассмотрения спора требования банка не были включены в реестр", - говорится в апелляционном определении.

ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ТРЕБОВАНИЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПРОВЕРКИ

Однако ВС РФ решил иначе. Логика кассационной инстанции построена на том, что обязательно должна существовать возможность проверить обоснованность претензий кредитора к банкроту в судебном порядке и пользоваться ей могут не только изначально участвовавшие в процессе лица. Право оспорить судебный акт, на котором основано требование, - это особое средство защиты, в том числе и для конкурсных кредиторов, каким был заявитель, говорится в определении Верховного суда, опубликованном в понедельник. При этом то, что процедуру банкротства в отношении О.Шеболтас ввели после принятия спорного решения, само по себе правового значения не имеет, так как при рассмотрении апелляционной жалобы банка его требования были включены в реестр требований кредиторов, подчеркнул ВС РФ.

Теперь, по сути, любой кредитор получает право оспаривать судебные акты по любым спорам против должника в любых судах, резюмировал адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. "[Признание долга ответчиком] не должно препятствовать третьим лицам, к которым конечно относятся другие кредиторы должника, конкурирующие за право удовлетворить требования за счет его имущества, обжаловать такие решения", - подчеркивает А.Бабенко.

В последние полтора-два года в практике Верховного суда отчетливо прослеживается тенденция противодействия недобросовестным кредиторам (как правило, аффилированным с должником), стремящимся любыми способами захватить контроль над банкротством, отметил К.Ермоленко.

"ВС РФ уже признавал право конкурсных кредиторов на оспаривание решений [арбитражных судов], на которых основаны [другие] требования, в том числе принятых до возбуждения дела о банкротстве", - напомнил Е.Гурченко. "Новое решение кассации сильно поможет добросовестным кредиторам и, хочется верить, повлияет на формирование единого подхода судов общей юрисдикции", - рассчитывает А.Бабенко.

См. Дело № 59-КГ17-12, Определение от 10.10.2017г

…………….

Повлиять на судебное дело должника: когда это может сделать кредитор

17.11.2017, http://soft.russianit.ru/news/practice/view/_t_/id=426261, Рус.информтехнологии

На практике бывают ситуации, когда должники незадолго до своего банкротства через судебное решение создают у себя задолженность перед дружественными гражданами или компаниями. Через такой механизм недобросовестные лица контролируют процедуру своей несостоятельности. Может ли кредитор оспорить решение суда, которое, по его мнению, создает перечисленную схему? Ответ на этот вопрос дал Верховный суд, разбираясь в деле Сбербанка.

По закону конкурсные кредиторы могут обжаловать сделки должника, ссылаясь на специальные основания, которые предусмотрены в ФЗ «О банкротстве». Но, кроме этого, кредиторы могут оспорить еще и те решения судов, которыми подтверждаются требования других кредиторов, рассказывает Станислав Петров, руководитель практики банкротства юрфирмы «Инфралекс». По его словам, такая возможность расширяет арсенал средств судебной защиты при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве должника. Этим методом и попытался воспользоваться Сбербанк, добиваясь в СОЮ пересмотра дела одного из своих клиентов-должников.

Создание долга

А начиналось все с того, что в декабре 2015 года Евгений Науменко обратился в Благовещенский городской суд с требованием взыскать 13,2 млн руб. с Ольги Шеболтас. Заявитель пояснил, что осенью 2013 года он одолжил ответчику 10 млн руб. на 24 месяца под 15% годовых, однако этот долг ему так и не вернули (дело № 2-14008/2015 ~ М-15356/2015). В судебном заседании сама Шеболтас признала факт задолженности, и суд удовлетворил иск Науменко.

Но свои деньги истцу так и не удалось получить, потому что весной 2016 года Арбитражный суд Амурской области признал должника банкротом (дело № А04-3414/2016). Летом того же года суд включил в третью очередь реестра требований кредиторов 13,2 млн руб. долга Науменко. Другой кредитор Шеболтас - Сбербанк, которому банкрот задолжала 38,6 млн руб., усомнился в реальности задолженности, которую утвердил Благовещенский горсуд.

Осенью 2016 года первая инстанция восстановила банку срок на обжалование своего же акта годичной давности. Тогда кредитная организация обратилась в Амурский областной суд с требованием отменить акт первой инстанции о взыскании 13,2 млн руб. в пользу Науменко (дело № 33АП-7084/2016). Сбербанк в своем заявлении утверждал, что Шеболтас на самом деле не получала никаких денег от Науменко. Апелляция оставила жалобу банка без рассмотрения, сославшись на то, что процедура банкротства должника введена уже после принятия решения Благовещенского горсуда. Соответственно, нет оснований полагать, что акт первой инстанции затрагивает права банка, посчитал Амурский облсуд.

ВС защитил кредитора

Кредитная организация не согласилась с таким выводом апелляционной инстанции и обжаловала его в Верховный суд. ВС отметил, что конкурсные кредиторы могут обжаловать решение суда общей юрисдикции, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора. Это допускается в том случае, если спорный акт затрагивает права и обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве (вопрос 8 Обзора судебной практики Верховного суда № 3, который утвержден Президиумом ВС 25 ноября 2015 года).

То обстоятельство, что процедуру банкротства ввели в отношении должника после принятия решения Благовещенского горсуда, само по себе правового значения не имеет, подчеркнул ВС. Судьи ВС пояснили, что Сбербанк получил право обжаловать спорный акт сразу после того, как его требования включили в реестр кредиторов Шеболтас (дело № 59-КГ17-12). «Тройка» судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Амурский облсуд (прим. ред. - пока еще не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «ВС взял за основу позицию ВАСа»

Гиляна Минькова, адвокат КА «Юков и партнёры», считает решение ВС обоснованным, подчеркивая, что в судебной практике распространены случаи, когда недобросовестные лица искусственно создают задолженность незадолго до банкротства. То есть появляется видимость частноправовых отношений с должником для упрощенного включения в реестр требований кредиторов, чтобы получить контроль над процедурой банкротства, объясняет эксперт. Минькова добавляет, что конкурсные кредиторы в подобной ситуации вправе обжаловать и решения третейского суда, на которых основаны требования других кредиторов в деле о банкротстве должника. Соглашаясь с коллегой, Артем Фролов, юрист ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры», замечает, что позиция ВС продолжает доводы, которые изложил в своем постановлении пленум ВАС еще в 2012 году.

«Если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать указанный судебный акт. При этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов»

Источник: п. 24 постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Фролов добавляет, что сегодня в российском законодательстве нет специальных разъяснений, которые позволяли бы кредиторам свободно обжаловать судебные акты, которые связаны исключительно с гражданами-должниками: «Например, решение по спору о разделе имущества супругов перед банкротством». У подобного обжалования есть и существенный минус, отмечает юрист. Он рассказывает, что многие даже реально существующие долги признают безденежными из-за отсутствия следов такой сделки в виде выписки или других подтверждающих документов. Сергей Левичев, руководитель практики по банкротству АК «Павлова и партнеры», указывает на то, что в обсуждаемом решении повторяются выводы Экономколлегии из акта по делу № А60-19799/2015. Тогда ВС признал право конкурсных кредиторов обжаловать решение арбитражного суда, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора.

А вот Елена Батура, руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль», не соглашается с такой «в какой-то степени новаторской» позицией ВС. Она отмечает, что в рассматриваемом случае обжалуемый акт СОЮ не разрешает вопрос о правах и обязанностях других кредиторов: «Они не лишаются прав, на них не возлагаются дополнительные обязанности». Эксперт замечает, что ВС не мотивирует следующий свой вывод: «То обстоятельство, что процедуру банкротства ввели в отношении должника после принятия решения Благовещенского горсуда, само по себе правового значения не имеет».

Батура предполагает, что позиция ВС направлена на предупреждение и предотвращение возможных злоупотреблений в деле о банкротстве, однако обращает внимание на более эффективный механизм в этой связи: «Конкурсные кредиторы могут оспаривать сделки должника как по специальным основаниям, предусмотренным законом о банкротстве, так и по общим». Подобный инструмент позволяет пересматривать определение арбитражного суда о включении в реестр должника требований других кредиторов по вновь открывшимся обстоятельствам, резюмирует юрист.

Автор: Алексей Малаховский

Источник заимствования: Право.ru

17 января 2018 г.

Размещено:17.01.2018 10:39:39 UTC
Обновлено:18.01.2018 8:01:40 UTC
11 июля 2018 г.
В настоящее время в СРО арбитражных управляющих активно обсуждаются представленные в Государственную Думу от имени Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих предложения по поправкам ко 2-му чтению проекта федерального закона № 307663-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (см. подробнее приложения…). Практически все СРО, получившие просьбу высказать отношение к представленным предложениям, дали им отрицательную оценку.
В этой связи очень важно получить профессиональную реакцию на них от самих арбитражных управляющих (см. например, точку зрения Федораева Ю.И.).
Ваше мнение, коллеги, просьба оперативно направлять на адрес -
avangard@vapr.ru
3 июля 2018 г.
Верховный Суд напомнил об обязанности арбитражного управляющего самостоятельно начислять проценты на долги по зарплате компаний-банкротов, не дожидаясь обращения работников.
27 июня 2018 г.
Минэкономразвития напоминает, что отчет об оценке (в т.ч. об оценке рыночной стоимости акций), составленный после 1 апреля 2018 года должен быть подписан оценщиком, имеющим квалификационный аттестат по соответствующему направлению оценочной деятельности, в противном случае такой отчет не влечет правовых последствий.
Copyright © 2010-2017
Союз арбитражных управляющих «Авангард»
E-mail: avangard@vapr.ru | Контактная информация
Рейтинг@Mail.ru