Новости


Основания для несписания долгов гражданина - банкрота

Определение Верховного Суда от 28.04.18 № 305-ЭС17-13146(2) (Рябцев)

ГАРАНТ.РУ

Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 28 апреля 2018 г. N 305-ЭС17-13146 .

Принятые судебные акты о завершении процедуры реализации имущества должника и освобождении его от дальнейшего исполнения требований кредиторов отменены, дело передано на новое рассмотрение, поскольку сведения о доходах должника, а также о доходах, имуществе и сделках супруги должника в материалах дела не представлены, информация о расходовании заемных денежных средств не раскрыта

15 мая 2018

Резолютивная часть объявлена 23 апреля 2018 г.
Полный текст изготовлен 28 апреля 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Капкаева Д.В.,
судей Букиной И.А. и Шилохвоста О.Ю., -
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Андреева Сергея Викторовича на определение Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2017 (судья Злобина Е.А.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017 (судьи Маслов А.С., Порывкин П.А. и Сафронова М.С.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.09.2017 (судьи Мысак Н.Я., Голобородько В.Я. и Михайлова Л.В.) по делу N А40-41410/16.

В судебном заседании принял участие представитель Гагоева Р.Д. - Ахмылов А.Л.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителя Гагоева Р.Д., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

определением Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2017, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 31.05.2017 и округа от 21.09.2017, процедура реализации имущества Рябцева Алексея Александровича (далее также - должник) завершена, должник освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

В кассационной жалобе на указанные судебные акты, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Андреев С.В., ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просит их отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 12.03.2018 кассационная жалоба Андреева С.В. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель Гагоева Р.Д. возражал против удовлетворения кассационной жалобы, считая судебные акты законными и обоснованными.

Иные участники дела, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, явку своих представителей в суд не обеспечили.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, заслушав пояснения представителя Гагоева Р.Д., судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением суда первой инстанции от 18.05.2016 Андреев С.В. признан несостоятельным (банкротом), введена процедура реализации имущества должника сроком на шесть месяцев, финансовым управляющим утвержден Федоров И.В.

Впоследствии судом рассмотрен отчет финансового управляющего об итогах проведения процедуры реализации имущества гражданина, из которого следует, что размер требований кредиторов, включенных в третью очередь реестра требований кредиторов должника (далее - реестр), составляет 104 223 842 рублей.

В ходе процедуры реализовано имущество должника (транспортное средство) на сумму 1 168 000 рублей, за счет которого включенные в реестр требования кредиторов удовлетворены частично.

Завершая процедуру реализации имущества должника, суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 213.27, 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) и разъяснения, содержащиеся в пунктах 45, 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее - постановление N 45), исходил из того, что мероприятия, направленные на обнаружение имущества должника и формирование конкурсной массы для расчетов с кредиторами, выполнены финансовым управляющим в полном объеме.

При этом суд указал на недоказанность недобросовестности действий Рябцева А.А. и отсутствие условий, при которых освобождение должника от исполнения обязательств не допускается.

С данными выводами согласились суды апелляционной инстанции и округа.

Между тем судами не учтено следующее.

Институт банкротства граждан предусматривает исключительный механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, - списание долгов, который позволяет гражданину заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, но при этом в определенной степени ущемляет права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им удовлетворения.

В связи с этим к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства, к числу которых относится непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов (пункт 3 статьи 213.4, пункт 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве).

Неисполнение данной обязанности создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования.

Таким образом, разрешение вопроса о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, во многом зависит от добросовестности должника.

Как следует из отчетов финансового управляющего имуществом должника, основная часть задолженности (за исключением требований по уплате налогов в размере 49 800 руб.) возникла из обязательств по договорам займа с физическими лицами.

Поскольку принятие гражданином на себя столь значительных денежных обязательств предполагает наличие у него возможности их своевременного исполнения за счет постоянного источника дохода или иного имущества, в том числе приобретенного на заемные средства, последующее банкротство должника и принимаемые в связи с этим в отношении него меры реабилитационного характера, как уже отмечалось, возлагают на последнего встречную обязанность по раскрытию своего имущественного положения, цели получения кредита (займа), его расходовании и иных сведений, необходимых для финансового анализа, проверки и выявления подлежащего включению в конкурсную массу имущества. Не допускается при этом утаивание имущества, находящегося в совместной собственности.

Несмотря на запрос суда сведения о доходах должника (их размере и средствах получения), а также о доходах, имуществе и сделках супруги должника (в том числе связанных с разделом имущества после расторжения брака) в материалы дела не представлены. Информация о расходовании заемных денежных средств не раскрыта.

В сведениях о кредиторах должника содержалось лишь наличие задолженности перед Скрыпником К.В., инициировавшим дело о банкротстве, в то время как об иных кредиторах (Гагоев Р.Д., Андреев С.В.) указано не было.

Однако при рассмотрении требования Андреева С.В. о включении в реестр (определение суда от 16.02.2017) судом установлено, что должник в рамках рассмотрения спора в суде общей юрисдикции, касающегося взыскания Андреевым С.В. задолженности по договору займа, скрыл сведения о возбуждении дела о банкротстве, а при подаче апелляционной жалобы указал на необходимость оставления иска без рассмотрения в связи с начавшейся процедурой банкротства. Суд пришел к выводу, что такое поведение должника было направлено на пропуск кредитором Андреевым С.В. срока подачи заявления о включении его требования в реестр, впоследствии восстановленного судом.

Названные обстоятельства оставлены судами без внимания, поведение должника - без правовой оценки (абзацы 4-5 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника, суд вправе отказать в применении положений абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве. Бремя доказывания таких обстоятельств лежит на должнике (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом случае Рябцев А.А. соответствующие обстоятельства не подтвердил.

Учитывая изложенное, принятые судами без исследования всех существенных обстоятельств дела судебные акты нельзя признать законными.

Поскольку судами допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Андреева С.В., обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.09.2017 по делу N А40-41410/16 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья
Д.В. Капкаев

Судья
И.А. Букина

Судья
О.Ю. Шилохвост

Обзор документа

Если гражданин-банкрот не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, это говорит о недобросовестном поведении гражданина, которое исключает списание ему долгов.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала на то, что не учли суды, освободившие признанного банкротом гражданина от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Несмотря на запрос суда сведения о доходах гражданина, а также о доходах, имуществе и сделках его супруги не представлены. Информация о расходовании им заемных денежных средств не раскрыта. Имелись сведения лишь о задолженности перед инициатором дела о банкротстве, в то время как иные кредиторы указаны не были.

Кроме того, в рамках спора в суде общей юрисдикции о взыскании одним из неуказанных кредиторов задолженности по договору займа гражданин скрыл сведения о возбуждении дела о банкротстве. По мнению суда, это было направлено на пропуск кредитором срока подачи заявления о включении его требования в реестр требований кредиторов.

Должник обязан сам доказать, что нераскрытие необходимой информации было малозначительным нарушением либо произошло из-за добросовестного заблуждения. В данном случае гражданин этого не доказал.


Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 25.01.18 № 310-ЭС17-14013 (Зиборов)

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2018 г. N 310-ЭС17-14013

Резолютивная часть определения объявлена 18.01.2018.
Полный текст определения изготовлен 25.01.2018.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Разумова И.В.,
судей Капкаева Д.В. и Кирейковой Г.Г., -

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы Федеральной налоговой службы, публичного акционерного общества "Банк развития и модернизации промышленности" и акционерного общества "Коммерческий банк "Ланта-Банк" на постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.07.2017 (судьи Ахромкина Т.Ф., Канищева Л.А., Крыжская Л.А.) по делу N А48-7405/2015 Арбитражного суда Орловской области.

В заседании приняли участие представители:

Зиборова Юрия Николаевича - Панин В.И. (по доверенности от 05.11.2015);

Федеральной налоговой службы - Гутенев С.В. (по доверенности от 21.12.2017), Дранкова Л.А. (по доверенности от 07.02.2017), Сметанин В.Б. (по доверенности от 13.12.2017), Солдатенков В.Ю. (по доверенности от 25.10.2017), Юдина Е.В. (по доверенности от 07.02.2017);

публичного акционерного общества "Банк развития и модернизации промышленности" - Фирсина Е.Е. (по доверенности от 18.01.2018);

акционерного общества "Коммерческий банк "Ланта-Банк" - Котова И.Р. (по доверенности от 09.01.2018), Шевченко Д.А. (по доверенности от 18.12.2017).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителей Федеральной налоговой службы, публичного акционерного общества "Банк развития и модернизации промышленности" и акционерного общества "Коммерческий банк "Ланта-Банк", поддержавших доводы кассационных жалоб, а также объяснения представителя Зиборова Ю.Н., просившего оставить обжалуемый судебный акт без изменения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

по заявлению Зиборова Ю.Н. арбитражным судом было возбуждено производство по делу о его несостоятельности (банкротстве).

Впоследствии определением Арбитражного суда Орловской области от 21.11.2016 (судья Постников Г.В.) завершена процедура реализации имущества Зиборова Ю.Н., к должнику не применены правила об освобождении от исполнения обязательств.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 (судьи Безбородов Е.А., Мокроусова Л.М., Владимирова Г.В.) определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Центрального округа постановлением от 24.07.2017 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил в части неприменения к Зиборову Ю.Н. правил об освобождении от исполнения обязательств перед ФНС России в размере 52 834 110 рублей 74 копеек, перед акционерным обществом "Коммерческий банк "Ланта-Банк" (далее - Ланта-Банк) в размере 16 081 696 рублей 87 копеек с направлением спора в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а также в части неприменения к Зиборову Ю.Н. правил об освобождении от исполнения обязательств перед публичным акционерным общества "Банк развития и модернизации промышленности" (далее - Банк развития) в размере 7 998 385 рублей с принятием в этой части нового судебного акта об освобождении должника от исполнения данных обязательств.

В кассационных жалобах, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, ФНС России, Банк развития и Ланта-Банк просят отменить постановление окружного суда.

В отзыве на кассационные жалобы Зиборов Ю.Н. просит отказать в их удовлетворении.

Финансовый управляющий имуществом должника в отзыве на кассационную жалобу сообщил, что оставляет разрешение вопроса о возможности освобождения Зиборова Ю.Н. от исполнения обязательств на усмотрение суда.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 07.12.2017 кассационные жалобы переданы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационных жалобах, отзывах на нее, объяснениях явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, судебная коллегия считает, что обжалуемое постановление суда округа подлежит отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, в реестр требований кредиторов Зиборова Ю.Н. включены требования ФНС России, Банка развития и Ланта-Банка на общую сумму 76 910 192 рубля 61 копейка, подлежащие удовлетворению в третью очередь.

Иные кредиторы требования к должнику не предъявили.

В процедурах банкротства требования кредиторов удовлетворены на сумму 10 243 рубля 59 копеек.

Принимая решение о неприменении к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Суды установили, что Зиборов Ю.Н. действовал недобросовестно в ходе процедуры банкротства, а именно: в объяснениях он указывал на то, что работает в обществе с ограниченной ответственностью "Трест" и получает там заработную плату, хотя на самом деле также являлся руководителем в двух организациях - обществах с ограниченной ответственностью "Стела" и "Ирида".

Кроме того, приговором Ливенского районного суда Орловской области от 25.02.2009 Зиборов Ю.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 350 000 рублей.

Данным приговором установлено, что Зиборов Ю.Н. скрыл сумму полученного в 2002 - 2003 годах дохода, указав в декларациях заведомо ложные сведения, что привело к занижению подлежащих уплате в бюджет сумм налога.

Приговор вступил в законную силу 28.04.2009.

Суды пришли к выводу о том, что при исполнении публичных обязательств по уплате налогов, требования по которым предъявлены в деле о банкротстве, Зиборов Ю.Н. действовал незаконно, а именно уклонился от уплаты налогов.

Исходя из этого суды не применили в отношении Зиборова Ю.Н. правила об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств, сославшись на абзацы третий и четвертый пункта 4 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Отменяя судебные акты в части, окружной суд счел, что само по себе непредставление должником сведений о работе в обществах "Стела" и "Ирида" в рассматриваемом случае существенно не повлияло на формирование конкурсной массы и возможность удовлетворения требований кредиторов, поскольку размер полученной должником заработной платы в указанных организациях был значительно меньше общего размера задолженности перед кредиторами.

По мнению суда округа, для правильного разрешения спора необходимо было проверить, не истек ли срок принудительного взыскания задолженности перед бюджетом.

Как указал окружной суд, не применяя к Зиборову Ю.Н. правила об освобождении от исполнения обязательств перед Банком развития, суды не учли, что этот банк в суде первой инстанции не заявлял каких-либо доводов относительно невозможности такого освобождения.

Суд округа обратил внимание на то, что судами первой и апелляционной инстанций не проверены доводы Ланта-Банка о совершении Зиборовым Ю.Н. при получении кредита умышленных действий, направленных на введение этой кредитной организации в заблуждение относительно действительной цели получения заемных средств, о представлении им в Ланта-Банк фиктивных документов.

Между тем судом округа не учтено следующее.

По общему правилу обычным способом прекращения гражданско-правовых обязательств и публичных обязанностей является их надлежащее исполнение (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 45 Налогового кодекса Российской Федерации и т.д.).

Институт банкротства граждан предусматривает иной - экстраординарный - механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, - списание долгов. При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина - предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, чем в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им.

Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства.

К числу таких признаков абзац третий пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве относит непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов (пункт 3 статьи 213.4, пункт 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве).

Неисполнение данной обязанности не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования.

Подобное поведение неприемлемо для целей получения привилегий посредством банкротства.

Суд вправе отказать в применении положений абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом случае Зиборов Ю.Н. соответствующие обстоятельства не подтвердил.

Так, малозначительным является, в частности, такое непредоставление информации, которое не создает угрозы причинения вреда имущественным интересам кредиторов.

Однако поведение Зиборова Ю.Н. не было обусловлено ошибкой, совершенной при добросовестном заблуждении. Он умышленно скрыл информацию о замещении им должностей руководителей в двух коммерческих организациях. Ведение документации предприятий, о которых Зиборов Ю.Н. сознательно умолчал, находилось в сфере его контроля как руководителя. Поэтому само по себе то, что отраженная должником сумма дохода от исполнения полномочий единоличных исполнительных органов была существенно ниже совокупного размера требований кредиторов, не характеризует правонарушение как малозначительное.

С учетом изложенного к Зиборову Ю.Н., уклонившемуся от представления финансовому управляющему, кредиторам и суду необходимых сведений, в силу абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве не подлежали применению правила об освобождении от исполнения обязательств.

Суд округа также не учел, что наличие долговых обязательств перед бюджетом и их размер подтверждены вступившим в законную силу определением суда первой инстанции от 30.06.2016 об установлении требования ФНС России, вынесенным в рамках дела о банкротстве Зиборова Ю.Н. Обстоятельства, касающиеся обоснованности данной задолженности, в том числе соблюдения налоговым органом срока принудительного взыскания недоимки, не могли повторно исследоваться в том же деле о банкротстве. Указания окружного суда в этой части противоречат требованиям статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об общеобязательности судебных актов.

Вопрос о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, по общему правилу разрешается судом при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абзац пятый пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве) и зависит, как уже отмечалось, от добросовестности должника.

Как разъяснено в абзацах 4 - 5 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если другие стороны на них не ссылались. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны.

Таким образом, вопреки выводам окружного суда признание по инициативе суда поведения должника недобросовестным, исключающим возможность применения к нему правил об освобождении от исполнения обязательств, не противоречит действующему законодательству.

Более того, в рассматриваемом случае ходатайство о неприменении к должнику указанных правил было заявлено в суде первой инстанции финансовым управляющим, который в силу закона действовал в интересах всех кредиторов, в том числе в интересах Банка развития (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве).

Допущенные судом округа нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов кредиторов должника, в связи с чем постановление окружного суда подлежит отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с оставлением в силе определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.07.2017 по делу N А48-7405/2015 Арбитражного суда Орловской области отменить.

Определение Арбитражного суда Орловской области от 21.11.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 по указанному делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
И.В.РАЗУМОВ

Судьи
Д.В.КАПКАЕВ
Г.Г.КИРЕЙКОВА

Обзор документа

Институт банкротства граждан предусматривает специальный механизм - освобождение от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Однако такое освобождение не допускается, если гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные данные финансовому управляющему или арбитражному суду.

Как указала Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, исключением являются случаи, когда нарушение в виде нераскрытия информации было малозначительным. Либо когда оно совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина.

Бремя доказывания этих обстоятельств лежит на самом должнике.

Малозначительным является, в частности, такое непредставление информации, которое не создает угрозы причинения вреда имущественным интересам кредиторов.

В спорном случае гражданин умышленно скрыл, что он руководит двумя коммерческими организациями. Поэтому к нему не должно применяться правило об освобождении от исполнения обязательств.

Тот факт, что отраженная должником сумма зарплаты в этих организациях была существенно ниже совокупного размера требований кредиторов, не характеризует правонарушение как малозначительное.

ГАРАНТ.РУ

18 мая 2018 г.

Размещено:18.05.2018 9:42:24 UTC
Обновлено:18.05.2018 9:57:42 UTC
Copyright © 2010-2017
Союз арбитражных управляющих «Авангард»
E-mail: avangard@vapr.ru | Контактная информация
Рейтинг@Mail.ru