Новости


Черная метка ФНС как способ внесудебной безвиновной дисквалификации АУ // Комментарий к Определению СКЭС ВС РФ от 21.01.2019 № 307-ЭС18-14705 / 24.01.2019, блог М.Доценко

24.01.2019, блог М.Доценко

https://zakon.ru/blog/2019/01/24/chernaya_metka_fns_kak_sposob_vnesudebnoj_bezvinovnoj_diskvalifikacii_au__kommentarij_k_opredeleniyu

391-ФЗ - о введении в действие ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ о безальтернативной дисквалификации арбитражных управляющих за любое повторное нарушение - был шоком для проф.сообщества.

Впрочем, здесь таки есть две плюшки.

Во-первых, тут надо таки что-то нарушить. Лично. Виновно.

Во-вторых, таки наличествует судебный контроль. А как показывает статистика, суды достаточно осторожно подходят к выбору размера санкции. Всего в трех регионах суды проявляют суровость - Красноярский край, республика Башкорстостан и республика Татарстан. И то казанские судьи, полютовав в 2016 году, успокоились, в Уфе дисквалифицируют за неправильную работу с конкурсной массой, да и в Красноярске позиции смягчились после определения КС РФ от 06.07.2017г. - стала активно применяться норма ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности деяния.

Впрочем, адекватность размера санкции не означает, что в сфере административного права полный порядок. Скорее тут как в анекдоте про разговор двух судей:

- Скажи, а ты можешь посадить совершенно невиновного человека?

- Ну что ты, я дам ему условно!

Достаточно часто суды склонны находить состав правонарушения там, где его нет и в помине, компенсируя данный подход сбалансированным размером санкции, но формируя тем самым порочную судебную практику.

Поэтому появление на горизонте дела № А44-8108/2016 изначально не вызывало оптимизма.

Итак, вот кассационная жалоба УФНС по Новгородской области, и вот - наш отзыв по данному поводу. Суть следующая.

Арбитражный управляющий с 2008г. является учредителем (33%) и директором ООО, в котором в 2017 году налоговый орган признал юридический адрес недостоверным. Это происходило вне рамок процедур банкротства.

В рамках дела о банкротстве ООО «Новый порт» 76% реестра требований кредиторов за уполномоченным органом, который избрал СРО и против кандидату конкурсного управляющего не возражал. Зато когда речь пошла про внесение сведений об АУ в ЕГРЮЛ как лица, имеющего право действовать без доверенности от имени должника - вышел затык. Нашли «черную метку», отказали в регистрации - впрочем, данное решение в последующем было признано недействительным. Впрочем, это не смутило уполномоченный орган, решивший добиваться отстранения управляющего в деле о банкротстве - три инстанции в этом отказали, однако Верховный суд заинтересовался...

Больше всего здесь смущал тот факт, что исходя из заявленных доводов возможно формирование общего правила о распространении в полной мере правил о руководителях организаций на арбитражных управляющих, что может создать три зоны риска.

Первая - и самая существенная - последствия недостоверного юр.адреса. Для организаций, находящихся в процедурах внешнего управления и конкурсного производства юридический адрес в принципе является атавизмом. Абз. 4 п. 8 ст. 28 Закона о банкротстве для связи с такими организациями предполагает использование личного адреса управляющего. Траться на аренду помещения для каждого конкретного должника и получение почты по юр.адресу должника в условиях ограниченности конкурсной массы - непозволительная и бесполезная по сути роскошь. Да и поменять без решения участников ООО или акционеров юр.адрес нельзя - требуется принятие решение на общем собрании о внесении изменений в Устав. Разумеется, что под риском субсидиарной ответственности и в принципе данные лица не заинтересованы в принятии подобных решений. Да и какой смысл в пересылке регистрационного дела их одного налогового органа в другой? Только лишние расходы бюджета.

Вторая зона риска - последствия признания юр.лица недействующим (хоть и без исключения из ЕГРЮЛ), несданная отчетность и неуплаченные налоги. Опять же, совершенно необязательно данные обстоятельства возникают вследствий действий управляющего.

Третья зона риска - возможность признания арбитражного управляющего «массовым руководителем» (то есть руководителем пяти и более лиц), хотя сама по себе деятельность управляющего не является априори неправомерной.

И четвертая - неотраженная в отзыве, но в дальнейшем подсказанная коллегами - невозможность провести замещение активов (зарегистрировать новое юр.лицо).

И все это - без вины, суда и следствия.

Отдельный вопрос на стыке корпоративного и банкротного права: что вообще первично - право или запись о праве? Здесь сталкиваются французский и немецкий подход, и хотя судебная практика по данным вопросам сильно тяготеет к первому варианту, в данном отдельном взятом случае суд склонился ко второму.

Впрочем, так ли все плохо?

После опубликования определения ВС в Сети стали рапространяться панические настроения.

Однако в ходе рассмотрения дела представители ФНС согласились с высказанными нами опасениями и сами выступили за ограниченную трактовку Закона в указанной части.

Из всех описанных зон риска Верховный суд высказался только по теме юр.адреса, указав, что право на профессию арбитражного управляющего не может быть ограничено по мотиву его утверждения в делах о банкротстве организаций с недостоверным юр.адресом. И хотя по остальным проблемым вопросам прямого ответа в определении суда не прозвучало - не вижу препятствий к применению высказанной позиции по аналогии.

Так что новое основание для отстранения арбитражных управляющих Верховный суд действительно прописал - но все таки в максимально мягком варианте из возможных.

Разумеется, на уровне законодательного регулирования с искомых нормах закона есть моменты, требующие доведения до ума.

Ну а пока можно говорить о достаточно успешном исходе рассмотренного Верховным судом дела :)

28 января 2019 г.

Размещено:28.01.2019 11:20:23 UTC
Обновлено:28.01.2019 11:25:00 UTC

К основному документу >>

Copyright © 2010-2017
Союз арбитражных управляющих «Авангард»
E-mail: avangard@vapr.ru | Контактная информация
Рейтинг@Mail.ru