Новости


Самое главное в банкротстве // Обзор практики Верховного суда за 2018 год

25.01.2019 - 12:31
Антон Демченко, Сергей Савосько, Алексей Наумов
https://zakon.ru/discussion/2019/1/25/samoe_glavnoe_v_bankrotstve__obzor_praktiki_verhovnogo_suda_za_2018_god


Представляем вниманию итоговый обзор судебной практики по банкротству. В него включены самые важные позиции Верховного суда (ВС) за прошедший год. Это, в частности, споры о требованиях участников, основанных на докапитализации компании, об ответственности контролирующих лиц, о сроках давности и многом другом. Обзор подготовлен адвокатами "Делькредере".

Ι. ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА

1. Требование участника должника, основанное на докапитализации компании, не может конкурировать с требованиями независимых кредиторов.

(определение ВС РФ от 12.02.2018 № 305-ЭС15-5734 (4, 5) по делу № А40-140479/2014, определение ВС РФ от 21.02.2018 № 310-ЭС17-17994 (1, 2) по делу № А68-10446/2015 и определение ВС РФ от 15.02.2018 № 305-ЭС17-17208 по делу № А40-10067/2016)

В начале года экономическая коллегия ВС рассмотрела часто возникающую в банкротстве проблему: как относиться к требованиям участников корпораций, основанным на займе. Принципиальную возможность переквалифицировать займы от учредителей в обязательства, вытекающие из корпоративных отношений, ВС допустил еще июле 2017 года. Но суды продолжали включать займы от участников в реестр кредиторов.

В одном деле компания-банкрот перечислила своему единственному участнику - АО около 79 млн руб. в качестве возврата по договору займа. При этом возврат был совершен за счет текущей выручки должника. Арбитражный управляющий оспорил сделку как сделку с предпочтением. Первая инстанция с этим согласилась, а апелляция и кассация не увидели в действиях должника и его участника признаков злоупотребления правом.

Но экономическая коллегия посчитала, что возврат займа, приобретшего корпоративную природу не за счет чистой прибыли, а за счет текущей выручки, нужно рассматривать как злоупотребление правом со стороны мажоритарного участника. Поэтому сделка, оформленная как возврат займа, считается недействительной по правилам ст. 10 и 168 Гражданского кодекса (ГК).

В похожем споре ВС пришел к выводу, что требование мажоритарного участника, фактически осуществлявшего докапитализацию компании, не может быть противопоставлено требованиям независимых кредиторов. При этом не важно, каким образом было оформлено финансирование, если оно по существу опосредует увеличение уставного капитала. То есть фактически суд может переквалифицировать заем в сделку по увеличению уставного капитала, если участник общества предоставил финансирование в предбанкротный период.

Наконец, в еще одном деле ВС оценил последствия недействительности сделки по увеличению уставного капитала общества-должника. Хотя должна быть проведена реституция, она по сути будет направлена на уменьшение уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимости долей всех участников общества. Такое требование также не может конкурировать с требованиями независимых кредиторов. Оно должно быть удовлетворено после расчетов с другими кредиторами за счет оставшегося имущества должника.

2. При оспаривании сделки с предпочтением между должником и залоговым кредитором важен объем оказанного предпочтения.

(определение ВС РФ от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098 (2) по делу № А40-140251/2013)

Должник по соглашению об отступном передал банку 167 цистерн для перевозки нефти стоимостью более 370 млн руб. Цистерны были в залоге у банка, кредиторов 1-2-й очереди у должника не было, а банк в любом случае имел право на 80% погашенных требований. Является ли такая сделка сделкой с предпочтением?

ВС указал, что важен объем предпочтения кредитору в рамках сделки. Суды этого не учли и применили реституцию в полном объеме, несмотря на то что предельный объем предпочтения не превысил 5%. По мнению ВС, признание сделки недействительной не должно ухудшать положение залогового кредитора в части, в которой обязательство было прекращено без признаков предпочтения.

3. Последствием признания исполнения по сделке недействительным по банкротным основаниям является в том числе восстановление обязательств, обеспечивающих исполнение по сделке.

(определение ВС РФ от 27.04.2018 № 305-ЭС17-2344 (13) по делу № А40-232020/2015)

Суды удовлетворили требование Агентства по страхованию вкладов об оспаривании сделки по исполнению обязательств по кредитному договору, но отказали в восстановлении обязательств по обеспечительным сделкам. По мнению судов, такие обязательства не являются предметом оспариваемых сделок.

Но экономическая коллегия позволила восстановить обеспечение. При этом кредитору не обязательно добиваться в суде сначала признания обязательств восстановленными, а потом взыскивать долг с тех, кто предоставил обеспечение. После восстановления обеспеченного обязательства можно сразу обратиться с требованием об исполнении по обеспечительным обязательствам. Суд в таком случае проверяет, есть ли основания для вывода о восстановлении обеспечительных обязательств.

4. Если сделка с должником признана недействительной в процессе банкротства, то контрагент по этой сделке может включить свое требование в реестр, даже если срок для этого истек, при условии что он добросовестен и подал заявление в течение месяца после вступления в силу акта о недействительности сделки.

(определение ВС РФ от 27.09.2018 № 305-ЭС18-8007 по делу № А40-11766/2015)

Стороны в споре заключили мировое соглашение о зачете взаимных требований. Но в рамках дела о банкротстве одной стороны сделка была признана недействительной. К этому моменту срок для включения в реестр уже истек.

Последствием пропуска кредитором двухмесячного срока для предъявления требований является понижение очередности удовлетворения его требований, заявленных с опозданием. Это общее правило. Действует ли оно в ситуации, сложившей в этом процессе?

ВС предусмотрел исключение. По требованию, восстановленному после признания сделки недействительной по признакам неравноценности или предпочтительности, двухмесячный срок течет со дня вступления в законную силу судебного акта, которым сделка была признана недействительной. Условие - кредитор должен быть добросовестным, т.е. не знать о наличии оснований для признания сделки недействительной. Если такой кредитор уложится в срок, то очередность восстановленного требования не понизится.

5. При прекращении дела о банкротстве принятые судебные акты сохраняют действие.

(определение ВС РФ от 15.11.2018 № 305-ЭС18-9344 по делу № А40-179868/2016)

Бывает, что дело о банкротстве не заканчивается ликвидацией и должник продолжает существовать. Как быть со сделками, которые успели оспорить во время ведения банкротного дела?

ВС разобрал этот вопрос на примере оспаривания сделки по продаже должником автомобиля. Денег за нее должник не получил. Покупатель успел перепродать машину. Управляющий потребовал ее вернуть, предъявив виндикационный иск. Суды отказали в его удовлетворении, сославшись на то, что процедура банкротства прекращена. ВС посчитал такой подход неверным: «...принятый в рамках дела о банкротстве судебный акт о признании сделки недействительной распространяет свое действие и в случае прекращения производства по делу о банкротстве».

ΙΙ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КОНТРОЛИРУЮЩИХ ЛИЦ

1. Ответственности можно избежать, если руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление финансовых трудностей в разумный срок и приложил необходимые усилия для этого.

(определение ВС РФ от 29.03.2018 № 306-ЭС17-13670 (3) по делу № А12-18544/2015)

Этот подход к вопросу о привлечении контролирующих лиц к ответственности при банкротстве ВС высказал еще в конце 2017 года в постановлении Пленума № 53 от 27 декабря 2017 года (см. также обзор). Разъяснения стали активно применяться на практике. Например, в марте 2018 года постановление Пленума было применено в споре, где решался вопрос о размере ответственности бывшего директора завода-банкрота, который не подал заявление о банкротстве своевременно. Надо ли учитывать долг перед банком, возникший в связи с деятельностью завода, которая не могла быть прекращена с учетом его статуса как субъекта естественной монополии?

Экономическая коллегия сослалась на разъяснения Пленума ВС. В такой ситуации надо учитывать, были ли у руководителя основания считать, что финансовые трудности компания преодолеет в разумный срок. Сами по себе кратковременные и устранимые, в том числе своевременными эффективными действиями руководителя, затруднения, не могут рассматриваться как безусловное доказательство возникновения необходимости обращения директора. Если руководитель докажет, что были приложены максимальные усилия для преодоления финансовых трудностей, например был составлен и выполнялся экономически обоснованный план, то руководитель освобождается от субсидиарной ответственности на время, пока выполнение плана являлось разумным.

Суды это не учли. Экономическая коллегия отменила их решения и отправила обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию.

2. Недопустим отказ от привлечения бывшего руководителя к ответственности только по тому основанию, что он руководил должником за пределами установленного Законом о банкротстве срока.

(определение ВС РФ от 16.05.2018 № 308-ЭС17-21222 по делу № А32-9992/2014)

К ответственности бывшего руководителя можно привлечь, если он возглавлял организацию в течение двух лет до банкротства (абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве; с 29 июля 2017 г. - в течение трех лет, п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

Но, как показывает определение ВС, срок не является абсолютным. В деле ФНС настаивала, что директор, работавший за два года до банкротства компании, совершал действия, направленные на «затягивание момента вступления в силу решения налогового органа». Например, подал ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия решения налогового органа. Между тем задолженность по этому решению инспекции и стала поводом для банкротства. Получается, руководитель сдвинул момент начала банкротства.

В таком случае, решил ВС, руководитель не может ожидать защиты от субсидиарной ответственности по мотиву позднего возбуждения производства по делу. Он своими активными действиями воспрепятствовал своевременному возбуждению производства по делу о несостоятельности, чем изменил начало течения подозрительного периода в свою пользу.

Таким образом, нельзя отказывать в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя только на том формальном основании, что он был руководителем за пределами двухлетнего срока, установленного абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве (с 29 июля 2017 г. - трехлетнего срока, установленного п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

3. Срок исковой давности не истек, потому что первый конкурсный управляющий был недобросовестным, а после этого на протяжении 10 лет ни компании, ни управляющего не существовало.

(определение ВС РФ от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757 по делу «Дальней степи», № А22-941/2006, обсуждалось на Закон.ру здесь)

Одним из наиболее ярких в 2018 году стало дело о привлечении к субсидиарной ответственности HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» по долгам калмыцкого ООО «Дальняя степь». Суд «проколол корпоративную вуаль», установил, что вышеуказанные структуры контролировали фирму-должника. В деле сделаны нестандартные выводы не только о фактическом контроле должника, но и о сроках исковой давности.

Во-первых, срок исковой давности не истек, потому что первый конкурсный управляющий был недобросовестным. В деле «Дальней степи» давность подлежит исчислению не ранее, чем с даты наделения полномочиями нового конкурсного управляющего (ноябрь 2015 года). К этому прибавляется период времени на получение управляющим информации об основаниях для привлечения к субсидиарной ответственности и о личности контролирующих и действовавших совместно с ними лиц. А такую информацию он получил в 2016 году, когда было возбуждено дело по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника.

Во-вторых, подаче иска препятствовало то, что у должника долгое время не было правоспособности вследствие ликвидации в 2007 году и до отмены определения о завершении конкурсного производства в 2017-м. Не существовало представителя должника и имущественной массы, полномочного на предъявление подобного рода требований.

Не мог подать косвенный иск и налоговый орган (единственный кредитор «Дальней степи»). В период банкротства компании такие иски мог подать только конкурсный управляющий. В российское законодательство возможность подавать такие иски после завершения конкурсного производства введена только в 2017 году, то есть когда определение о завершении конкурсного производства должника было уже отменено, а процедура банкротства возобновлена.

Экономическая коллегия оставила в силе решения судов, которые привлекли ответчиков к субсидиарной ответственности.

ΙΙ. ТРЕБОВАНИЯ КРЕДИТОРОВ

1. Требование кредитора можно удовлетворить из совместной собственности супругов, если их обязательство перед кредитором общее. Имущество подлежит реализации в рамках банкротства того из супругов, кто указан как управомоченное лицо в публичном реестре.

(определение ВС РФ от 17.09.2018 № 305-ЭС18-4633 по делу № А40-88853/2016)

Наталья Артемьева с мужем купили квартиру в ипотеку. Супруги обанкротились, требования банка были включены в оба их реестра. Суд прекратил производство в отношении супруги, так как у нее отсутствовало свое имущество и не было достаточно доходов. А квартира, которая была в общей собственности супругов, подлежит реализации в рамках банкротства мужа с возмещением стоимости доли Натальи Артемьевой, решили суды.

Но ВС обратил внимание, что супруги были созаемщиками. Значит, банк как кредитор по общим обязательствам вправе претендовать на удовлетворение своих требований из совместной собственности в полном объеме. Этим объясняется включение требования банка в реестр каждого из супругов. При этом реализация имущества должна проводиться в банкротстве того из должников, кто указан в публичном реестре как управомоченное лицо и кто был залогодателем по договору. В данном случае это супруг.

У банка как залогового кредитора в любом случае есть право преимущественного удовлетворения из стоимости квартиры. Суды же, преждевременно прекратив процедуру реализации имущества Натальи Артемьевой, избавили ее от долгов без проведения обращения взыскания на долю в общем имуществе, то есть в условиях, когда мероприятия процедуры реализации не окончены.

Дело было отправлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

2. Кредитор, не участвовавший в пополнении конкурсной массы должника, не может быть противопоставлен участвовавшим в таком пополнении кредиторам третьей очереди и «зареестровым» кредиторам.

(определение ВС РФ от 26.11.2018 № 305-ЭС18-11840 по делу № А40-70992/2017)

По договору уступки прав между банком и обществом-банкротом сначала должник должен был в полном объеме произвести оплату (как по этому договору, так и по иным связанным договорам цессии), а затем происходил переход права требования от банка к должнику. Но деньги банку так и не поступили, а суд отказались включить требование банка в реестр к должнику.

ВС обратил внимание на следующее. По общему правилу очередность требований кредиторов зависит от степени значимости их интересов, подлежащих защите. Кредиторы, прежде чем их требование включается в реестр, осуществляют какое-либо предоставление в пользу имущественной массы должника (пополняют ее). Или же должник уменьшил имущественную массу кредиторов (в том числе за счет изъятия, повреждения какой-нибудь ценности), в связи с чем возникла обязанность произвести возмещение. Значит, кредиторы - лица, которые в результате вступления в отношения с должником понесли негативные последствия из-за применения к должнику процедур несостоятельности. Этим объясняется, почему кредиторы вправе претендовать на распределение средств, вырученных от реализации конкурсной массы.

Однако кредитор, который требует первоначального предоставления, в формировании конкурсной массы (даже косвенно) не участвовал, поскольку свое встречное предоставление по обязательству не осуществил. Поэтому, по мнению ВС, неверно ставить их в одну очередь. Так как процедура банкротства не влечет автоматическое прекращение всех обязательств, требование такого кредитора все же подлежит удовлетворению после удовлетворения «зареестровых». На практике это означает, что требование никогда не будет удовлетворено.

В деле по договору обязательство банка «включалось» после оплаты. Но в банкротстве есть фикция, что все сроки наступили с момента введения процедуры банкротства. Поэтому банк, исполнив свою часть (и пополнив конкурсную массу), может встать в реестр требований кредиторов третьей очереди.

ВС разрешил включить требования банка в реестр, а решения судов, отказавших банку, в этой части отменил.

ΙΙΙ. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. При конкуренции судебных актов в банкротстве приоритет у того из них, в котором наиболее полно учтены фактические обстоятельства.

(определение ВС РФ от 07.05.2018 № 309-ЭС14-2050 по делу № А76-21914/2013)

В деле о банкротстве металлургического завода возникла необычная ситуация конкуренции двух противоречащих друг другу судебных решений. В более раннем из них сделка была признана недействительной из-за мнимости. Но в более позднем был установлен факт реального исполнения сделки. Можно ли пересмотреть первый акт по вновь открывшимся обстоятельствам?

Экономическая коллегия пришла к выводу: определение о признании сделки недействительной может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам, если признание сделки недействительной было мотивировано ее мнимостью, а в более позднем судебном акте, принятом с участием лиц, имеющих возможность раскрыть ранее скрытые доказательства, установлен факт реального исполнения сделки. Приоритет должен иметь тот судебный акт, который наиболее полно учитывает фактические обстоятельства, в том числе те, которые ранее недобросовестно скрывались от суда и от контрагента по оспоренной сделке.

2. Возбудить дело о банкротстве поручителя можно, даже если кредитор пропустил срок предъявления исполнительного документа по обеспеченному долгу.

(определение ВС РФ от 17.05.2018 № 305-ЭС17-22521 по делу № А40-46368/2017)

Банк пропустил трехлетний срок предъявления к исполнению исполнительного листа о взыскании задолженности с заемщика. Поэтому банк не может требовать возбуждения дела о банкротстве лица, предоставившего обеспечение, решили в этом деле нижестоящие суды.

По мнению ВС, того, что банк пропустил срок для предъявления требования к должнику, само по себе недостаточно, чтобы отказать банку в удовлетворении требования к поручителю. Бездействие кредитора должно приводить к реальному нарушению прав поручителя, считает ВС.

Подход, который применили нижестоящие инстанции, работает, если основной должник находится в стадии ликвидации через процедуру конкурсного производства. Но здесь должник не был банкротом. У поручителя было достаточно времени, чтобы выплатить деньги банку и реализовать полученное требование в порядке суброгации к основному должнику. Но поручитель этого не сделал. А его возражения против кредитора - это попытка переложить последствия собственного продолжительного неисполнения договорного обязательства на исправную сторону, что недопустимо, решил ВС и отправил спор на пересмотр в первую инстанцию.

3. Только арбитражные управляющие могут ликвидировать НПФ.

(определение ВС РФ от 12.07.2018 № 307-ЭС18-1896 по делу № А56-84037/2016)

Центральный банк РФ обратился в суд с заявлением о принудительной ликвидации ОАО НПФ энергетики и электрификации «Мосэнерго». Суды возложили обязанность по ликвидации фонда на его учредителей. Однако ликвидатором фонда может являться только арбитражный управляющий, считает ВС. Закон о негосударственных пенсионных фондах не содержит каких-либо специальных положений об определении лица, проводящего ликвидационные мероприятия в отношении фондов, не осуществляющих деятельность по обязательному пенсионному страхованию. Поэтому выбор ликвидатора в силу п. 3.3 ст. 7.2, п. 2 ст. 33.2 Закона о фондах должен осуществляться по правилам Закона о банкротстве, которым федеральный законодатель отдал приоритет по отношению к общим нормам ГК.

4. Неопубликование уведомления должника о намерении обратиться в суд с заявлением о своем банкротстве - неустранимое нарушение и ведет к оставлению заявления без движения.

(определение ВС РФ от 18.07.2018 № 308-ЭС18-3917 по делу № А20-3223/2017)

В реестре сведений о фактах деятельности юрлиц уведомление об обращении должника о собственном банкротстве в суд было опубликовано после поступления заявления в суд. При этом такая публикация была сделана во исполнение указания суда, который сначала оставил заявление о банкротстве без движения. Вправе ли теперь суд принять заявление должника о собственном банкротстве?

Судебная коллегия ВС пришла к выводу о том, что если заявление о признании должника банкротом было подано с неустранимыми нарушениями (в данном споре - неопубликование уведомления о намерении обратиться с данным заявлением), суд не может принять такое заявление к производству даже после оставления его без движения. В таком случае суд должен перейти к рассмотрению в качестве заявлений о признании должника банкротом заявлений кредиторов в порядке очередности их поступления в суд.

IV. ИНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Правила о банкротстве застройщика можно применить к физлицу, если оно фактически работало как застройщик.

(определение ВС РФ от 20.08.2018 № 305-ЭС18-5428 и определение ВС РФ от 20.08.2018 № 305-ЭС18-5428 (2) по делу № А40-180791/2016, обсуждалось на Закон.ру здесь)

Заявители в деле просили суды применить к обанкротившемуся гражданину правила банкротства застройщиков. Истцы заключили с ним договоры о совместном участии в инвестировании строительства домов. Участки были в собственности ответчика и были предназначены для индивидуальной жилой застройки. Истцы передали должнику почти 2 млн руб. Применение правил банкротства застройщика дало бы право на приоритетное погашение требований о передаче квартир.

Суды отказались банкротить гражданина как застройщика. Ответчик - физлицо, а Закон о банкротстве застройщиком считает только юрлицо или ИП.

Однако экономическая коллегия ВС встала на защиту истцов: к должникам-физлицам возможно применение положений параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве (банкротство застройщиков). Например, как в этом случае, когда договор фактически можно считать договором долевого участия в строительстве. При этом не имеет значения факт отсутствия регистрации договора в установленном порядке и отсутствия у гражданина-должника статуса предпринимателя.

Неприменение в рассматриваемом случае правил о банкротстве застройщиков ставит кредиторов должника-гражданина в неравное положение с обладающими аналогичным статусом кредиторами юрлица или индивидуального предпринимателя, что недопустимо, полагает ВС.

2. Решения собрания кредиторов, превышающие их компетенцию, недействительны, если нарушают права арбитражного управляющего.

(определение ВС РФ от 13.08.2018 № 305-ЭС18-5150 по делу № А41-73638/2015)

Собрание кредиторов выбрало кредитную организацию для открытия и ведения банковских счетов должника, хотя это исключительная обязанность конкурсного управляющего. Превысили ли собрание свою компетенцию?

ВС посчитал, что решения собрания кредиторов могут быть приняты и по вопросам, прямо не предусмотренным п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве и нормами Закона применительно к отдельным процедурам, разрешение которых необходимо для целей банкротства и (или) защиты прав кредиторов и других лиц, участвующих в деле о банкротстве. Однако такие решения должны соответствовать требованиям законодательства, в частности они не должны ограничивать права арбитражного управляющего или препятствовать исполнению им его обязанностей.

Принятые за пределами компетенции собрания кредиторов решения подлежат признанию недействительными, если влекут нарушение прав арбитражного управляющего или приняты по вопросам, находящихся в его компетенции как субъекта профессиональной деятельности. ВС согласился с первой инстанцией, которая признала решение недействительным.

31 января 2019 г.

Размещено:31.01.2019 9:44:32 UTC
Обновлено:31.01.2019 10:25:38 UTC
Copyright © 2010-2017
Союз арбитражных управляющих «Авангард»
E-mail: avangard@vapr.ru | Контактная информация
Рейтинг@Mail.ru